Интервью ROGTEC: Камиль Закиров, Генеральный директор Башнефть - Сервисные Активы

Камиль Закиров,  Генеральный директор Башнефть - Сервисные АктивыBashneft Oilfield Services

Недавно Вы вступили в должность генерального директора «Башнефть – Сервисные Активы». Каковы стратегические цели и задачи компании, и как Вы лично видите себя в роли генерального директора?

Сервисные активы, еще недавно принадлежавшие Башнефти представляют собой компании практически полного спектра услуг для нефтяной и газовой индустрии – это и бурение и строительство скважин, их обслуживания и ремонта, механосервиса, механизированной добычи, нефтяного машиностроения, транспорта и строительства нефтепромысловой инфраструктуры. АФК Система, как новый акционер этого бизнеса видит высокий потенциал роста и развития данного сегмента. Здесь мы движемся по модели, воспринятой большей частью индустрии, где и добывающие компании и бизнес, их обслуживающий, развиваются более эффективно двигаясь независимо друг от друга.  Моя первоочередная задача – выстроить профессиональный и прозрачный бизнес российского масштаба, работающий на широкий круг клиентов. Следующей задачей будет технологическое и географическое развитие не ограниченное рамками российского рынка.

С какими трудностями Вы сталкиваетесь, будучи генеральным директором, и как Вы улучшаете компанию?

Главным активом сервисного бизнеса является человеческий ресурс. Это основное. Первой главной задачей является изменение стереотипов и методов мышления. До сегодняшнего наши компании по своей сути были организациями по исполнению тех или иных задач. Задач, которые перед нами ставила родительская нефтяная компания. Теперь мы должны стать нефтегазовым сервисом, главной отличительной чертой которой является не просто умение профессионально решать поставленные задачи, а умение думать наперед и создавать технические и операционные решения тех проблем, с которыми наш заказчик столкнется завтра.

Это требует большого переосмысления, изменения стиля мышления и культуры ведения бизнеса. Мы должны научиться зарабатывать больше через создание более эффективных и ценных решений для клиента. Иными словами, делая нашего клиента более богатыми мы будем зарабатывать больше для акционера.

Понятно, что данное изменение потребует большой и слаженной работы всего многотысячного коллектива, на всех уровнях.

Теперь БНСА полностью независимая компания, какие это даст преимущества в развитии?

Как мы говорили выше, данное разделение бизнеса, направленное на разделение труда, способствует концентрации каждого на основном виде деятельности. Добывающая компания занимается добычей и переработкой, нефтесервисная создает инструмент и технологические решения для первой. И та и другая работают в конкурентной рыночной среде, выбирая для себя наиболее верные бизнес решения. Здесь достигаются две основные задачи – добывающая создает вокруг себя рынок услуг и пользуется им по мере необходимости, а нефтесервисная получает возможность диверсификации, распределения рисков и более устойчивого развития.

Традиционно клиентом БНСА была Башнефть: а как вы планируете расширять клиентскую и объектную базу, и какие объекты вам наиболее привлекательны?

Да, Башнефть и была и остается для нас основным клиентом, и мы будем прилагать все усилия, чтобы удерживать эти позиции. Это будет возможным только через улучшение эффективности собственной работы и предложения все более интересных технологических и организационных решений. При этом мы рассчитываем на активный рост объемов работы для других компаний нашей индустрии.
У компании агрессивные планы внешнего роста. Мы планируем также активную географическую экспансию. Это все основные нефтегазовые регионы – Западная и Восточная Сибирь, Крайний Север, и, конечно же, Волжско-Уральский регион, в котором мы традиционно трудимся.

БНСА является сервисной компанией, специализирующейся в нескольких ключевых областях, включая береговое бурение и капитальный ремонт скважин, а какие еще услуги Вы предлагаете? Каковы сильные ключевые сферы обслуживания?

Бурение и ремонт скважин – это, конечно одни из наиболее развитых видов деятельности наших компаний. Но это далеко не все, что мы умеем. Как я уже говорил, мы также производим и обслуживаем средства механизированной добычи и поддержания пластового давления, мы создаем весь спектр наземной инфраструктуры, у нас большой логистическо-транспортный блок.

Мы умеем все это делать профессионально, надежно и недорого.

Но в нашем случае более важным является не то, что мы уже делаем, а то, что мы будем делать завтра. Завтра мы вырастем в диверсифицированную сервисную компанию с широкой продуктовой линейкой, с постоянно развивающейся профессиональной командой, способной создавать новые технологические решения. Такова стратегия нашего развития.

Говоря о предлагаемых вами услугах в области бурения, расскажите нам о вашем парке буровых установок и его мощностях. Каковы ваши планы по модернизации парка и приобретению новых буровых?

Говоря о нашем флоте оборудования нужно в первую очередь упомянуть, что мы утвердили и приступили к исполнению массированного технического перевооружения и модернизации. Программа рассчитана на три года, в течение которой весь флот оборудования и инструмента будет обновлен и приведен к сегодняшним стандартам рынка. Данная программа также предполагает закуп и введение в строй большого количества нового оборудования.

Каким Вы видите развитие регионального парка бурового оборудования в общем в краткосрочном и долгосрочном планах? И какое место БНСА Вы отведете в будущем на этом рынке?

В свете постоянно усложняющихся условий бурения основной тренд развития бурового сегмента направлен на увеличение грузоподъемности и мобильности с сильным уклоном в технологии. На соответствие данному тренду спроектирована и программа модернизации БНСА. Наши станки должны в итоге стать более мощными, более мобильными и адаптированными к использованию более совершенных технологий. Одним словом, мы должны быть способны быстрее бурить и строить все более сложные скважины.

Каким Вы видите российский рынок сервиса для нефтегазового промысла в будущем?

Разрабатывая стратегию развития мы очень серьезно подошли к изучению статуса рынка и движению его развития. Сегодня мы находимся в фазе стабильного роста. В среднесрочном периоде трех-пяти лет мы наблюдаем все объективные предпосылки для сохранения данного тренда. После этого индустрия должна будет войти в фазу активного технологического развития. Все оборудование и все технологии будут меняться на более мобильные и автономные решения. Этот тренд будет диктоваться экономическими драйверами. Большинство из сегодняшних решений будет слишком громоздкими и затратными при использовании в удаленных, труднодоступных и геологически сложных условиях. Наша индустрия просто обязана создавать более легкие и управляемые решения.

Является ли вопрос человеческого ресурса более важным для региональных сервисных компаний или для региональных нефтедобывающих компаний? Что Вы думаете по поводу Российского профильного образования в нефтегазовой области? Какова его роль в современном рынке?

Уже упоминал выше. Для нас вопрос качества человеческого ресурса чрезвычайно важен. Невозможно решать сложные задачи не развивая уровень профессионализма всей команды. Сами компании индустрии решают данные вопросы, каждый по-своему, кто как видит и как умеет, руководствуясь своими приоритетами.

Естественно, что роль профессиональной школы чрезвычайно высока. Мы говорим и о школах, и о колледжах, и об университетах. Приятно видеть, что после многих лет застоя большинство школ сегодня получило новый импульс развития. И, конечно же, того, что происходит сегодня далеко не достаточно.

Уровень задач и технологий стремительно растет и в сегодняшнем состоянии школа пока не способна развиваться в такой же динамике. Точно также как сегодня перерождается «нефтянка», школа должна найти новые инструменты, методы и принципы обучения.

Source